Интерактивные функции

Новости

05 апреля, 2017

Агентством по делам госслужбы и противодействию коррупции выявлены коррупционные риски в сфере госаудита и финансового контроля

В результате проведенного анализа Агентством выявлены серьезные коррупционные риски в сфере государственного аудита и финансового контроля. Мониторинг показал, что проявление коррупции в деятельности контрольных органов существенно снижает эффективность, а следовательно, негативно влияет на успешную реализацию стратегических задач государства.  

 

К примеру, в декабре прошлого года изобличены главные государственные аудиторы Счетного комитета Копобаева Б. и Жангирбаева А., которые при проведении плановой проверки получили часть взятки в размере 16 млн. тенге от руководства РГП на ПХВ «Казахавтодор» за не отражение в аудиторском отчете выявленных нарушений нецелевого использования бюджетных средств.

В Карагандинской области к 10 годам лишения свободы осужден председатель выездной Республиканской комиссии Комитета финансового контроля МФ Турехожаев К., который при проведении проверки государственных органов г. Караганды, через члена комиссии Маменова М. получил взятку в размере 4,6 млн. тенге от должностных лиц областного Управления культуры и спорта за не включение выявленных нарушений в акт проверки.

Аналогичные преступления пресечены в Акмолинской, Алматинской, Атырауской, Мангистауской, Жамбылской, Кызылординской областях.

Анализом выявлен ряд причин и условий, способствующих совершению коррупционных правонарушений в данной сфере.

Во-первых, это несовершенство системы органов госаудита.

Сегодня она состоит из четырех звеньев (Счетного комитета, ревизионных комиссий на местах, Комитета внутреннего государственного аудита МФ и его территориальных подразделений, служб внутреннего аудита в центральных и местных исполнительных органах).

Самостоятельные органы госаудита в существующей системе в значительной степени дублируют друг друга.

В результате госучреждения и организации неоднократно подвергаются проверкам.

Во-вторых, наличие в нормативных правовых актах дискреционных норм, способствующих коррупционным проявлениям.

Так, проверяющие в ходе контроля наделены широкими полномочиями: самостоятельно могут вносить изменения в утвержденный перечень объектов госаудита; исключить или существенно расширить проверяемые объекты; продлить сроки проведения госаудита.

Более того, они уполномочены вносить изменения и дополнения в план аудита, программу и аудиторские задания в ходе проведения проверок.

Все это безусловно создает коррупционные риски в деятельности контролирующих органов.

В-третьих, прямой контакт аудиторов с должностными лицами проверяемых объектов.

Одной из основных причин возникновения коррупции при осуществлении проверок органами госаудита служит «контакт» ревизора и проверяемого субъекта.

Зачастую именно здесь в целях сокрытия выявленных нарушений, проверяющие получают взятки за положительное решение возникшей проблемы.

В этом контексте по опыту ведущих стран мира (Германии, Франции, Канады) следует исключить проведение госаудита непосредственно на объекте и полностью перейти на электронный госаудит.

В четвертых, непрозрачность деятельности контролирующих органов.

Еще одной проблемой органов госаудита и финансового контроля является непрозрачность их деятельности.

Выборочный мониторинг интернет-ресурсов органов госаудита выявил ряд недостатков работы в этом направлении.

Так, на сайтах Счетного комитета и ревизионных комиссий городов Астаны, Алматы, Карагандинской и Жамбылской областей отсутствуют аудиторские отчеты, аудиторские заключения и отчеты внутреннего аудита.

Более того, у Комитета внутреннего государственного аудита Минфина и его территориальных департаментов вообще отсутствуют собственные сайты.

В целом, контролирующие органы ограничиваются размещением пресс-релизов, планов и краткой информации о работе.

Все это говорит об отсутствии открытости и прозрачности в деятельности контролирующих органов.

В целях исключения предпосылок коррупции в этой сфере предлагается:

пересмотреть действующую систему органов госаудита и финансового контроля с исключением дублирующих звеньев;

– для исключения «прямого контакта» автоматизировать все процессы госаудита и финконтроля с переходом на электронный формат;

– внести соответствующие изменения и дополнения в нормативные правовые акты, регулирующие деятельность контролирующих органов, с учетом выявленных дискреционных и коррупционных норм;

уполномоченным органам в сфере контроля за бюджетом в соответствии с Законом «О противодействии коррупции» провести внутренний анализ коррупционных рисков в нормативных правовых актах и организационно-управленческой деятельности;

в целях реализации принципа гласности и обеспечения доступа к информации (статья 4 Закона «О доступе к информации») обязать органы госаудита и финконтроля публиковать в СМИ, в том числе на своих интернет-ресурсах, полные отчеты о своей деятельности, в т.ч. проводимых проверках и их результатах (аудиторские отчеты, аудиторские заключения и отчеты о результатах внутреннего аудита);

для профилактики коррупционных правонарушений, по опыту передовых зарубежных стран (США, Великобритания), ввести «рейтинг эффективности деятельности госаудиторов» с внедрением механизмов их стимулирования.

Агентство настоятельно рекомендует Счетному комитету, Министерству финансов, ревизионным комиссиям принять меры по устранению выявленных коррупционных рисков и усилить работу по профилактике коррупции в собственных рядах.